Искать!
40 ММКФ
VIII Чеховский фестиваль
Музыка
Фестивали
Статьи и рецензии
Литературная гостиная
Театры и выставки
Новости культуры
Общество
Контакты
Портал работает под управлением vPortal CMS 2.0

 
 
Добро пожаловать! [ регистрация ]
 
 

35 ММКФ.Чернушный беспредел и соборная молитва

Интересен собственно сам подход. Никакие правоохранительные органы не ведут борьбу ни с драгдилерами, ни с оргпреступностью. Все они, как следует по сценарию, дополняют друг друга, и соперничают друг с другом.

Первый фильм, который мне удалось посмотреть на фестивале, грузинский.  Грузинский фильм - большая редкость. В русском варианте он называется «Беспредел», а в грузинском - «Кома».  Не знаю, чем вызвана  такая странная замена названия. «Кома» как оказывается, метафоричский диагноз режима Саакашвили. Снимался фильм подпольно. Даже родственники съемочной группы не знали, что снимается фильм о тюрьмах. Думали, - комедия. На самом деле - опасный политический  фильм об ужасах и пытках  современной грузинской тюрьмы... Главный герой за дорожную аварию попадает за решетку и проходит все круги тюремного ада. Фильм  рассказывает реальную историю, которая произошла с режиссером. И сценарий изначально писался за решеткой, все в  лучших традициях русской литературы. Так  что все, что там показано - абсолютно достоверно.  За любую провинность, - медленно исполнил приказ, встал у окна, не подошел во-время к кормушке, - полагается жестокое избиение. Бьют охранники и просто так,  без повода, от души, что называется.  Иногда достается всей камере сразу. Жестокость, бесправие -  реально беспредельные.
Есть у заключенных и адвокаты. А как же, демократическая страна все же. Но адвокаты вовсе не заботятся о своих подопечных, они постоянно сменяют друг друга и вымогают деньги у родственников. Вымогают со всей тонкостью знания процедурных вопросов вымогательства. Но  взятки не помогают, а только еще более ухудшают положение заключенных. У главного героя  к концу фильма появилось еще несколько  обвинений по разным статьям. Сопротивление охране,  подкуп - чего только не повесят. И выйдет ли он вообще оттуда, - неизвестно.  Сейчас в Грузии в тюрьмах сидит 10% населения. Такой статистикой заканчивается  это страшное кино.
Вместе со всеми в камере сидит  интересный персонаж, - Валерик,  он украинец. В одном из эпизодов избиения, начальник охранников напоминает, - этого не трогать, он наш гость. И Валерика не бьют. Осталось у  охранников такое понятие  о справедливости. Режиссер фильма Арчил Кавтарадзе совсем молодой человек, ему 32 года. Это его вторая полнометражная картина.  В Москву приехала большая делегация съемочной группы. Актеры, которые играют заключенных, в основном непрофессиональные. Один из них коммерсант, другой архитектор. Как  обычно, после фильма состоялась  пресс-конференция, на которой мы и узнали историю создания этой ленты. Был и такой вопрос, стоит ли приезжать в Грузию, если там такой  беспредел творится. Но тут Арчил нас всех утешил. Даже если и попадем в грузинскую тюрьму, то бить нас не будут. Мы как Валерик избежим  избиений. Гость  в Грузии неприкосновенен. Вот такая высокая, утешительная нота.  Фильм получил специальный приз газеты «Коммерсант».
Тюремный беспредел в либеральной, демократической стране, конечно, впечатляет, но еще больше меня поразило в фильме, что обитатели камер  регулярно молятся. Это совсем из другой идеологии, совсем не прогрессивной, а дошедшей из тьмы веков. Пережиток не совкового коммунизма, а скорее византинизма. Осколки Третьего Рима. Молятся и поодиночке и всей камерой сразу, то есть соборно. Молятся, несмотря на то, что за молитву  их тоже бьют, срывают со стен и топчут бумажные иконы. Да, не везет Грузии с президентами, но с таким молитвенным народом, за будущее православной Грузии я совершенно спокоен, чего не скажешь о нашем отечестве, и среди миллиона не найдешь человека, который бы знал «Отче наш».
Конкурсных фильмов в жанре «чернуха» на фестивале было предостаточно. С интересом посмотрел польский «Дорожный патруль», о том, как виртуозно польские «гаишники» вымогают у нарушителей взятки. Как-то даже легче на душе стало, не мы одни такие. Хотя конечно, все мировые рекорды по коррупции принадлежат нам. Машины бьются, в лепешку, из салонов вылезают буквально на карачках, вдупель пьяные  водители. Суют деньги, большие деньги. За рулем пьют  безбоязненно, от мала, до велика.  Попадаются и важные пьяные персоны, они сразу звонят начальству, диктуют номер патрульной машины, а начальство командует - «отпустить». Полицейские, конечно, огорчаются, но в утешение к их услугам всегда бесплатные дорожные проститутки. И этих эротических сцен в фильме предостаточно.
Кроль, главный герой фильма, тоже виртуоз по вымогательству. В конце смены у него образуется толстая пачка злотых. И он умеет и виртуозно их потратить. Следующий эпизод фильма это разгульная ночь после дежурства. В злачных заведениях все та же теплая компания «Гиббдэшников». Правда наутро Кроль, еще не протрезвевший, как следует, и  смутно вспоминающий события пьяной ночи, оказывается в руках  криминальной полиции, его обвиняют в убийстве. И тут начинается совсем другой фильм. Кроль бежит, и превращается в героя, почти как бетмен он скачет по крышам, уходя от погони, решает головоломные задачи  по коррупции в высших эшелонах власти. И, наконец, распутывает тугой клубок в котором переплетены и чиновники, и депутаты, и правоохранительные органы, и как водится, проститутки. Жрицы любви, собственно, и оказываются самыми  проницательными и осведомленными,  из рук одной из них Круль и получает обличающие видеозаписи.  В достоверности второй части фильма приходится глубоко сомневаться. Сценарий продуман из рук вон плохо. По сути это два разных фильма, с двумя разными героями.
Режиссер этой ленты -  Войцех Смаржовский, он же и автор сценария, звезда современного польского кино. Его фильмы собирают  урожаи  наград польских фестивалей, и бьют все рекорды посещаемости. Этот фильм не исключение, он уже с  успехом прошел по экранам Польши.
Особый смак в этом фильме представляет использование самых разнообразные видео устройств, «гаджетов», как принято теперь говорить.  Всю свою нелегкую работу по отъему денег у населения полицейские и по  секс обслуживанию - проститутки, записывают. Телефоны, смартфоны, микрокамеры, фотоаппараты, этих  гаджетов с флешками и дисками,  целые горы. И потом все эти записи мелькают на экране. В качестве  операторов работают сами актеры.  Двойное кино, фильм в фильме. Эти видеозаписи и помогают расследованию.   
Еще один чернушный фильм уже отечественного производства. «Скольжение» - первый фильм режиссера с  ярким именем Антон Розенберг. Он известный «клипмейкер» и как  пишут журналисты, «достигнув вершин в рекламном бизнесе, заскучал и решил  заняться искусством кино».  Первый эпизод фильма - с детальной достоверностью снятая операция спецназа по захвату наркоторговцев, отстреливающихся из автоматов да еще, угощающих гранатами. Загородный дом оцеплен, во дворе, у всех на виду лежит раненый спецагент наркоконтроля по кличке Пепл, и вслух молится, вспоминает начало «отче наш», в него целится плохой парень из драгдилеров, но тут калитка открывается и входит миленькая девушка...  Кажется, что воскрес наш любимый Алексей Балабанов.
Но дальше увы, метафизика уходит, остается только «экшн», причем самый примитивный. Кадры разрублены в мелкое крошево. Клипмейкер, остается клипмейкером. В сюжете все перемешивается, оргпреступность, ФСБ,  самые разные спецслужбы, - и в  самых неожиданных сочетаниях. И уже совсем не интересно, останется ли в живых Пепел, который так проникновенно молился Богу, спасет ли его Старый, который обязан ему жизнью. Интересен собственно сам подход. Никакие правоохранительные органы не ведут борьбу ни с драгдилерами, ни с оргпреступностью.  Все они, как следует по сценарию, дополняют друг друга, и соперничают  друг с другом.  Наркоконтроль и есть самый крупный драгдилер. Все в одном замесе. Включая таможенников, которые тоже на зарплате у драгдилеров. Неужели правда?  У фильма было множество  консультантов из самых разных ведомств, как поведал нам режиссер на пресс-конференции. Стало быть, никто из «органов» не протестовал против главной сюжетной мысли. Кошмар!
Во всех трех фильмах поражает блистательный мат.  Язык,  на котором говорят грузинские охранники, польские инспекторы дорожного движения, и отечественные  офицеры наркоконтроля, удивительно схож. Знаменитое русское слово из трех букв, ухо улавливает в самых разнообразных сочетаниях. Так что и перевода не требуется.  
                                                                                                                                        Лев Алабин


«Николай II. Семья и престол»
«Предивное художество»
«Шедевры церковного искусства Болгарии»
«Перу Хаус» продемонстрирует лучшее из Перу во время ЧМ-2018 в Москве
Импрессионизм в авангарде
К 200-летию Института востоковедения Российской академии наук
80-летний юбилей Людмилы Петрушевской
«Наследие Великой степи: шедевры ювелирного искусства»