Искать!
41 ММКФ
VIII Чеховский фестиваль
Музыка
Фестивали
Статьи и рецензии
Литературная гостиная
Театры и выставки
Новости культуры
Общество
Контакты
Портал работает под управлением vPortal CMS 2.0

 
 
Добро пожаловать! [ регистрация ]
 
 

Кто приготовит лучшее рагу на свете?

В Театре им. Вахтангова премьера – впервые на русской сцене известнейшая пьеса Эдуардо де Филиппо «Суббота, воскресенье, понедельник». Написанная более десяти лет спустя после популярной у нас «Филумены Мартурано», пьеса в деталях воспроизводит неповторимый дух итальянской семьи середины прошлого века.

В доме синьора Пеппино Приоре (Евгений Князев) и донны Розы (Ирина Купченко) ссора из-за ревности, разборки со взрослыми детьми, слезы и обмороки, и наконец примирение укладываются ровно в три дня. Моя коллега, долгие годы живущая замужем за итальянцем, на вопрос о характерных чертах этой нации, неожиданно сказала «Да у них культ еды! Чего только стоят эти воскресные обеды с родственниками или посиделки с друзьями. Целый день до встречи они обсуждают меню, готовят, потом наслаждаются едой, а назавтра еще и комментируют, каких приправ следовало положить в соус побольше!» Именно это происходит на сцене вторым планом, когда на первом «рушатся судьбы».

Постановщик спектакля Лука де Фоско, директор неаполитанского Театра Стабиле ди Наполи и худрук Неаполитанского театрального фестиваля, считает, что у де Филиппо, уроженца Неаполя, в Италии такая же слава, как у Чехова в России. Режиссер впервые приехал в Россию как постановщик, и вместе с командой сценографом и костюмером Мартой Кризолини Малатестой, специалистом по свету Луиджи Саккоманди и ассистентом Лючией Рокко сделал все возможное, чтобы мы ощутили дух солнечного Неаполя. Вся мебель в доме Пеппино Приоре расположена по береговой линии Неаполитанского залива. Через огромные окна-двери, распахивающиеся на балкон, в залу вливается столько света, что так и хочется увидеть море, знакомое по картинам известных художников. Декорации лазорево-золотистого цвета, восходящие к густо-синему небу, где угадывается Везувий, словно свет с этих картин.

И в этой красоте режиссер подчеркнуто реалистично разыгрывает действо пьесы. В первом акте донна Роза (Ирина Купченко) с помощью служанки (Полина Чернышова) расскажет и покажет вам, как готовить нежнейшее рагу, во втором состоится воскресный обед, во время которого Пеппино приревнует жену к соседу, и она припомнит ему все обиды. Ну а в третьем супруги помирятся так нежно, что вызовут у зрителей слезы умиления и восхищение тем, как же точен драматург в описании семейных драм.

- Театр де Филиппо относится к реалистической ветви драматургии, - напомнил Лука де Фоско, - и мне кажется недопустимым выносить в современность ту форму, которая существует в тексте. Мне хотелось показать театр в театре, помните, в первом акте Раффаэле, брат Пеппино (Сергей Пинегин), актер, во время семейной сцены говорит «Наша семья - большая труппа неаполитанского театра?» И мы с Мартой придумали сценографию: множество окон, похожих на маленькие занавесы на театральной сцене. С Саккоманди использовали двойную драматургию света чем более хмурым становится настроение Пеппино, тем больше затемняется пространство гостиной, и наоборот когда входят другие персонажи, окна открываются. Музыкальное оформление спектакля Джанни Гаррера скомпилировал из произведений Паганини, своим мелодраматическим, оперно-лирическим характером музыка уносит зрителя в высоты абстрактного и иронического мышления. Обычно мой язык более сюрреалистичен, но поскольку русский зритель не знаком с текстом, я посчитал, что неплохо бы донести до него драматургический материал в первозданности.

Ирина Купченко и Евгений Князев несколько лет назад сыграли итальянцев в спектакле «Пристань», в отрывке из «Филумены Мартурано». «И опыт «Пристани» мне очень помог, - сказала Купченко, - тогда я впервые столкнулась с таким ярким рисунком роли». «Подозреваю, что Лука тогда и увидел в нас итальянцев, когда посмотрел «Пристань», может, поэтому и выбрал, - добавил Евгений Князев. - Роли Доменико Сориано и Пеппино Приоре совершенно разные, хотя Эдуардо де Филиппо все свои пьесы писал про самого себя. Если рассматривать картинки к его спектаклям, герои выглядят примерно так, как нас одел Лука. Конечно, опыт накапливается, и мне жаль, что «Пристань» сошла со сцены».

В роли отца донны Розы Антонио Рубен Симонов, внук знаменитого вахтанговца, своего тезки, игравшего в 1956 году в «Филумене Мартурано». «Эдуардо де Филиппо, действительно, связан с нашим театром, - сказал Рубен Евгеньевич, - это была великая дружба, по его пьесам у нас были поставлены еще и «Великая магия» и «Цилиндр», и то, что сегодня мы вновь занялись его пьесой, можно считать традицией. Что касается моего деда, наш худрук Римас Туминас спросил меня «А кто бы лучше всех сыграл твою роль, подумай?», и сам ответил «Твой дедушка Рубен Николаевич». И, работая над ролью, я постарался вспомнить, что было можно взять у своего деда».

Единственное, в чем Лука отступил от традиции, это в трактовке образа тетушки Меме Амелии Приоре, сестры Пеппино (Анна Дубровская). «Обычно эту строптивицу играли синим чулком. Такой она и была, с точки зрения итальянца 60-х, - говорит Лука де Фоско. - Но патриархат миновал, и я, находясь в будущем, понимаю, что голос Амелии важен. И мне хотелось видеть в этой роли актрису первого плана, красавицу, умницу, современную женщину, которая имеет успех у мужчин. Как у всех, у нее есть негативные черты, но в целом это положительный образ».

Язык не стал камнем преткновения в работе над спектаклем. Репетировали в три этапа: три недели в сентябре, две в ноябре и 15 дней в январе, когда театр закрыл главную сцену для публики, и репетиции шли внутри декораций. Лука считает, что в эти две недели и произошло сближение двух культур, актеры глубоко вникли в смысл пьесы, а режиссером был найден особый язык с труппой. Для Ирины Купченко открытием стала манера

существования на сцене. «По жанру это комедия, - делится она впечатлениями, - действие должно идти быстро, реплика за репликой, таков итальянский характер. Режиссер потому и требовал с самого начала «быстрее, быстрее», а мы, с нашей привычкой ко второму и третьему планам, как-то не очень понимали. И ассистент по актерам Лючия гениально показывала, но повторить, я, например, не могла, другой психофизический склад. А когда посмотрели спектакль с итальянскими актерами, с Тони Сервилло, в том числе, поняли, в чем дело. Как мы играем итальянцев, оценит публика, но опыт мы приобрели огромный. Вся постановочная группа, и Лука, в первую очередь, помогала морально, это необыкновенные люди, добрые, открытые, демократичные. Все они мастера своего дела, а никакого внутреннего превосходства, чувствовали мы себя с ними легко, и это создавало атмосферу, необходимую для работы».

- Несколько дней назад Лука сказал на репетиции «О, наконец вы заговорили, как неаполитанские артисты!», - продолжил Евгений Князев, - это был нам большой комплимент. Все-таки опыт существования с иностранным режиссером труден, проблема языка существует, есть нюансы, без которых не обойтись, вспомните, как мучился Станиславский, когда Крэг ставил «Гамлета». И спасибо Луке, что помог нам преодолеть эту трудность.

Режиссер отметил, что работать с русским было сложнее, чем с романо-германскими языками, но его ассистенты, которые дольше работали с актерами, настолько сроднились со звучанием текста и выучили его наизусть, что языковой барьер исчез. Более того, Лука рассказал о забавных моментах на репетициях, когда постановщики не могли понять, текст пьесы произносят актеры, или у них началась дискуссия по поводу сцены. «Они так жарко включались в диалог, спорили на таком высоком градусе, что это помогало мне схватить нужную ноту для работы с их персонажами. И я тут же кричал «Стоп! Белиссимо!»

А потом постановщик признался в «безумноватой» идее поставить «Вишневый сад» с Ириной Купченко на вахтанговской сцене. «Парадокс, конечно, но это моя мечта. При этом сообщу, что на празднование 100-летия Гольдони в Венеции я пригласил поставить спектакль испанского режиссера Луиса Паскаля. На что он посетовал «Как я буду прикасаться к традиционному итальянскому репертуару, это все равно, что пригласить итальянца готовить паэлью в Валенсию?!» Тем не менее, спектакль несколько лет был в репертуаре венецианского театра и объехал весь мир».

Лука мечтает показать вахтанговский спектакль в Неаполе, на сцене исторического Театра Сан-Фердинандо, который видел весь репертуар Эдуардо де Филиппо. «Русские актеры - одни из лучших в мире, - говорит он. - Мой друг Паскаль любит рассказывать о золотом треугольнике Лондон, Неаполь, Москва, где гостит театральная сила. Думаю, неаполитанская публика, а особенно женщины, хорошо воспримет эту постановку, несмотря на новую трактовку образа тетушки Меме».

                                                                                                             Нина Катаева
 


Зурабу Церетели исполнилось 85 лет
«Николай II. Семья и престол»
«Предивное художество»
«Шедевры церковного искусства Болгарии»
«Перу Хаус» продемонстрирует лучшее из Перу во время ЧМ-2018 в Москве
Импрессионизм в авангарде
К 200-летию Института востоковедения Российской академии наук
80-летний юбилей Людмилы Петрушевской