Искать!
40 ММКФ
VIII Чеховский фестиваль
Музыка
Фестивали
Статьи и рецензии
Литературная гостиная
Театры и выставки
Новости культуры
Общество
Контакты
Портал работает под управлением vPortal CMS 2.0

 
 
Добро пожаловать! [ регистрация ]
 
 

Валерий Савостьянов

В. Н. Савостьянов является автором 11 книг поэзии. Публиковался в тульских, российских и международных изданиях. Его стихи вошли в антологию «Русская поэзия. XXI век», сборник военной поэзии «Ты припомни, Россия, как все это было!..», «Молитвы русских поэтов»

Валерий Николаевич Савостьянов родился в д. Сергиевское Тульской области в 1949 году. Окончил Тульский политехнический институт. Прошел трудовой путь от рабочего на заводе и шахте до заведующего лабораторией в Тульском политехническом институте.Литературный дебют состоялся 23 мая 1963 года: в тульской заводской газете «Металлург» было опубликовано первое стихотворение Валерия.

Сегодня В. Н. Савостьянов является автором 11 книг поэзии. Публиковался в тульских, российских и международных изданиях. Его стихи вошли в антологию «Русская поэзия. XXI век», сборник военной поэзии «Ты припомни, Россия, как все это было!..», «Молитвы русских поэтов» и др. Является членом Союза писателей России, Международной Гильдии писателей. Лауреат нескольких международных, российских и тульских литературных премий, фестивалей, конкурсов. Награжден Почетной грамотой Министерства культуры Российской Федерации.

Сумасшедшие

В старинных зданиях Петелинской* больницы

Надежны стены, окна крепости бойницы.

Фашисты ставили в те окна пулеметы

Какие мощные естественные доты!

Какой обзор в бинокль Упа** почти что рядом.

Их не достанешь тут ни пулей, ни снарядом...

Ну а больных, чтоб не мешались под ногами,

Гони на улицу прикладом, сапогами.

Зачем психованным пилюли и постели:

Лежачим пули, остальным гулять в метели.

Так поднимай же их с кроватей, полусонных

Пусть убираются в чем есть: в одних кальсонах...

Гора Осиновая***, Упское***, Барьково***,

Вы столько видели, но только не такого!

А не хотите ли еще вы этих, шедших

Куда глаза глядят, раздетых сумасшедших?

А если кто из них и вылечен понятно,

От лютой стужи он с ума сошел обратно...

Присады Нижние*** и обе Еловые***,

Недалеки до вас дорожки полевые,

Но если ноги, если руки как сосульки,

Не добрести, не доползти до вас за сутки.

А доползешь не трогай лихо, если тихо

Кому же нужен лишний рот, к тому же психа...

Помог ли кто им? Знать не знаю. Но едва ли:

Их немцы гнали, и свои не принимали.

Спроси в Никитино***, в Бредихино***, в Ильинке***

Ну кто их вспомнит? И нужны ли им поминки,

Тем, что по улицам прошли, как привиденья,

За восемь лет почти

До моего рожденья?

Ну разве только моя тетка пожилая

Поставит свечку им и рая пожелает.

Забьется сердце у нее, как у синицы.

Она всю жизнь свою работала в больнице.

Теперь она за всех убогих молит Бога.

Наверно, тоже сумасшедшая немного...

_______________________________________________________________

* Петелино поселок недалеко от г. Тулы

** Упа река в Тульской области

*** Осиновая Гора, Упское (Сергиевское), Барьково, Нижние Присады, Большая и Малая Еловые, Никитино, Бредихино, Ильинка деревни под Тулой

Фуражка

(В День Победы)

В боевом солдатском званье,

В гордом званье старшины,

В новом обмундированье

Возвратился дед с войны.

Гимнастерку и рубашку,

Пару яловых сапог

Износил он. А фуражку

Почему-то все берег.

Надевал фуражку в праздник,

Очень ею дорожа.

Бабка скажет: «Новой разве

Нету? Все для куража!

Как в такой пойдешь к соседу:

Не хозяин, что ль, рублю?

На базар поеду в среду

Шляпу там тебе куплю...»

Дед припрятанную «Старку»

Брал: да что тут говорить?

Спорить с бабкой, что по танку

Из винтовочки палить...

Не спеша он шел к соседу,

Что под Курском воевал,

И с соседом за Победу

«Старку» чаркой распивал.

С ним, осколком ослепленным,

Пел о самом дорогом,

Пел и плакал!

И граненым

Пил за мертвых самогон!

Добирались и до бражки...

Правда, ум не пропивал:

Никогда чужой фуражки,

Уходя, не надевал.

Перед бабкой отвечая,

Говорил: «Да что там пью?

От чужих же отличаю

Я фуражечку свою!»

«...Отчего ж тебя качает,

Что корову в борозде?

Знаю, как ты отличаешь:

Ты ж на ощупь, по звезде!..»

Дед молчал. Когда ж от брани

Строгой бабки уставал,

Не ложился на диване

Уходил на сеновал.

И, проваливаясь в небыль

От нахлынувшей тоски,

Видел он, как шли по небу

Краснозвездные полки.

Там по цвету и по лаку,

По немеркнущей звезде

Узнавал свою фуражку!

Ту, что в доме, на гвозде...

 

Сын кузнеца и медсестры

Прилежней нет в селе чтеца:

Всю ночь порой на кухне.

Сын медсестры и кузнеца

Давно уж не был в кузне.

Уходит в лес он, жжет костры

И вот уж свищут птицы:

Сын кузнеца и медсестры

Чурается больницы.

«Сынок, пора бы выбирать!

Чем будешь ты кормиться?

Мальчишку спрашивает мать,

Не кузня, так больница...»

«Сынок, никак я не пойму,

Отец пытает парня,

Что ближе сердцу твоему:

Шприцы иль наковальня?..»

Щепотка соли, пять картох,

Тетрадка в рюкзачишке.

Что выбирать, коль выбрал Бог

И свет Его в мальчишке?..

И смят листок сто слабых строк

В костре пылают новом.

Зачем пытать? Пытает Бог,

Пытает парня Словом!

Вот он с тетрадочкой худой,

Худой, но увлеченный

Поет, обедая водой

С картошкою печеной.

А что поет? Стихи поет,

На слух стыкуя звуки.

И снова пишет,

Снова рвет

В бреду блаженной муки!

Будь счастлив, парень!

Пой, чудак!..

Но встретится девчонка

И бросит оземь свой рюкзак

Небритый мужичонка!

И проклянет свой дар,

Свой труд,

Где никакой зарплаты:

Стихи не сеют, мол, не жнут

И не годятся в сваты!

И вспомнит мамины бинты,

Огонь отцова горна...

А Бог посмотрит с высоты

И засмеется горько!..

 

Замело деревню...

Замело деревню: избы, риги,

Света нет лишь светлячок свечи.

Вынимала бабушка ковриги,

Круглые, большие, из печи.

Протирала тряпочкою влажной,

Ставила на стол их остывать.

И сидел я, внук любимый,

Важный,

Ждущий: ну когда же пировать?

Обрядили бабушку в обновы

Смертные,

Отпел ее собор

И такого вкусного, ржаного

Не едал я хлебушка с тех пор...

Замело поселок

Лишь церквушки

Светятся высокие кресты.

Пироги румяные и плюшки

Вынимала мама из плиты.

Смазывала маслица кусочком,

Ставила на стол их остывать.

И сидел я дорогим сыночком,

Ждущим: ну когда же пировать?

Обрядили мать.

Душа как пустынь,

Где спьяна куражился вандал.

Пирожков тех, с рисом и капустой,

Я уже, конечно, не едал...

Замело Заречье и Зарядье:

Город весь как в праздничной парче!

Вынимает милая оладьи

Из печи волшебной СВЧ.

И хоть я, с утра еще не евши,

Подожду, пока им остывать,

Посижу я мужем постаревшим,

Вспоминая бабушку и мать.

И жене скажу:

«Небесной манны

Вкус твоих оладий и блинов!»

Учит жизнь без бабушки, без мамы

И боюсь я траурных обнов...

 

Все прекрасно

Все прекрасно!

Не хватает воздуха

Мой топор без устали, без роздыха

Бьет и бьет,

И кровь моя горит!

Все прекрасно!

В парках снега месиво,

И уже в свои четыре месяца

Сын меня улыбкою дарит.

Пусть покамест не с его силенками,

Руки, укрощенные пеленками,

Вынуть, сжав, ликуя, в кулаки,

Все прекрасно!

Сын мой улыбается:

Скоро-скоро силушки прибавится

Как-никак, мы все же мужики!

Ох ты, лет стремительная мельница!

Знаю: все однажды переменится,

Но топор мой, выпавший из рук,

Сын возьмет поднимет, не поленится,

Застучит!

И сложится поленница.

И, счастливый, улыбнется внук!

 

Бессмертник

Есть в Крыму,

В степях безводных летних,

А порой и прямо у дорог,

Странное растение бессмертник:

Намертво засушенный цветок.

И его, прощаясь,

Можно даме

Подарить

Обычай здесь таков

Чтобы он

Закладкою о давнем

Лег в любимом томике стихов...

Мы с тобой прощались

Только взглядом,

Мы с тобой прощались без цветов.

Далеко ты,

А бессмертник рядом

О тебе напоминать готов.

Собеседник мудрый

И советник,

Он подвел любви моей итог,

И теперь любовь моя

Бессмертник,

Намертво засушенный цветок!

Ладно, что ж

Коль в этом только виде

Сохранять любовь себя должна,

На нее я, право, не в обиде...

Но была же у цветка весна!

Так не отговаривайте, ветры:

Для себя я все уже решил

И поставил,

Словно ветку вербы,

Я букет бессмертника в кувшин.

Я из тех,

Кто гриновскому: «Верьте!»

Верят

Не теориям рабов.

Буду поливать

До самой смерти

Я мою бессмертную любовь!


«Николай II. Семья и престол»
«Предивное художество»
«Шедевры церковного искусства Болгарии»
«Перу Хаус» продемонстрирует лучшее из Перу во время ЧМ-2018 в Москве
Импрессионизм в авангарде
К 200-летию Института востоковедения Российской академии наук
80-летний юбилей Людмилы Петрушевской
«Наследие Великой степи: шедевры ювелирного искусства»