Искать!
40 ММКФ
VIII Чеховский фестиваль
Музыка
Фестивали
Статьи и рецензии
Литературная гостиная
Театры и выставки
Новости культуры
Общество
Контакты
Портал работает под управлением vPortal CMS 2.0

 
 
Добро пожаловать! [ регистрация ]
 
 

Павел Кемниц

Павел Эрнестович Кемниц родился в 1964 году. Окончил факультет прикладного искусства Московского государственного текстильного университета им. А.Н. Косыгина.

Занимался сценографией, преподавательской деятельностью, художественным и рекламным дизайном. В настоящее время работает преподавателем в детской художественной школе г. Троицка (Москва). Член Союза художников Подмосковья. Пишет стихи.

Времена года

Осень

Ах, осень, ты полна творений,

Депрессий, пьяных откровений,

Заумных мыслей, странных снов,

Спонтанных действий, глупых слов.

Ну кто сказал, что ты уныла,

Ты красочна и златокрыла.

В твоей агонии цветной

Запахнет будущей весной.

Ты не сдаешь без боя знамя.

Леса окутывая в пламя,

За жизнь цепляясь до конца,

Не удержать тебе венца.

Уже твоя готова смена.

Сбежав из северного плена,

Накроет твой огонь кошма

Смертельно белая зима.

Ты хочешь жить, оставшись с нами,

И плачешь долгими дождями,

Стекая грязью со стекла

И утверждая: «Грусть светла».

Но грусть пройдет, и все вернется,

Все повторяется. И вьется,

Меняя радость на печаль,

Из бесконечности спираль...

 

Октябрь

Пятном белесым свет фонарный

В осенней сырости увяз.

Везде, насколько видит глаз,

Мешает воздух дождь коварный.

Прохожий, поднимая ноги,

Обходит листьев мокрый жмых,

Отряды капель дождевых

Хотят пришить его к дороге.

Октябрь, тяжелый и густой,

Играет с городом в пятнашки

И улицы, как промокашки,

Вбирают осени настой.

Противно, сыро и темно,

И мысли теплятся лениво,

И на душе совсем тоскливо,

И все на свете все равно...

Но есть другая сторона

У самой мерзкой непогоды,

От человеческой природы

Ее контраста глубина.

Я радуюсь тогда, скорее,

И осени, и октябрю,

Когда в окно на них смотрю,

Прижавшись к теплой батарее!

 

Сезон

Всего на градус от нуля

Упала молча струнка спирта,

Не выдержав с морозом флирта,

Замерзла мокрая земля.

Холодный ветер бьет в глаза,

Как искры, слезы высекая,

Крупой колючей посыпая,

Глумятся сверху небеса.

С детьми, старушками, раззявой,

Бегущим, чтоб не опоздать,

Готов в игру свою играть

Сегодняшний ледок лукавый.

Дожди и сырость все не то,

Все ныли, осень проклиная,

И вот уже зима седая

Ползет за шиворот пальто.

Хороших дней наперечет,

И наша матушка природа

В очередное время года

Не принимает нас в расчет.

И нет гармонии меж нами,

Кляли жару и яркость света,

С тоскою вспоминая лето,

Теперь дрожим, стуча зубами.

 

                  ***

Москва. Декабрь. Восемь сорок.

Промозглость прячется в тумане.

Народ попер из теплых норок

Заполнить пустоту в кармане.

Вот и метро, салон проснулся

Когда пропели тормоза

И весь под землю потянулся,

Прикрыв опухшие глаза.

Вокруг огни и в лужах блики

И в серой пленке небеса,

Под ними нищие таджики

Возводят зданий корпуса.

Мелькают заспанные лица,

Наполнив утренний прибой.

Привет, любимая столица,

Сейчас и я сольюсь с тобой!

 

Творчество

Тянется, рвется, дрожит и кривляется

И надо мною весь день издевается.

То выпрямляется, то изгибается,

Будто живая, как змей, извивается.

Черная, белая, красная, синяя,

Трудно пером укрощается линия,

Пробует выскочить вправо и влево,

Вся изломалась, как юная дева.

Ты не ломайся под чутким надзором,

Я тебя выстрою станешь узором.

 

Облом

Он был талантлив и умен,

Но серенады распевая,

Не получил кусочек рая -

Она не вышла на балкон.

Он, очарован и сражен,

Страдал один в стенах сарая.

Она, взаимность отвергая,

Не отвечала на поклон.

В духовных битвах закален,

Он уходил, слезу глотая,

К его стенаниям глухая,

Она писала в поле клен...

Рассказывать о том грешно,

Но получается смешно.

Себе в утешение

Какой я, к лешему, поэт -

Пишу, когда есть настроенье.

А если настроенья нет,

То сочинять одно мученье.

Какой художник я, к чертям,

Все некогда писать картины.

Нет продыху моим кистям

От наплывающей рутины.

Какой ни есть, а все ж остры

Мои карандаши, как шпаги,

И созданные мной миры

Стремятся за края бумаги.

 

Пиит и фаза

Расставив знаки препинанья,

Сажусь с ногами на кровать.

Свеча, от моего дыханья,

Немного начала мигать.

Упала тень дурного сглаза,

А может, кто просыпал соль...

Исчезла, словно призрак, фаза,

Остался одинокий ноль.

Не поступает напряженье

В распределительный щиток.

И вдруг мое воображенье

Пронзил рифмованный поток.

Без электрического света,

В лучах мигающей свечи,

Я на сиденье табурета

Кладу слова, как кирпичи.

Я строю памятную стенку

Нерукотворную свою,

Пишу чудесную нетленку

И славу вечную кую.

Ловлю эпохи отраженья,

Мое перо послушно мне,

Души прекрасные движенья

Отобразив на полотне.

Быть может, няни нет старушки,

Метель не воет за окном

Но есть немного водки в кружке,

Ее я выпью перед сном.

Поправлю мятые подушки.

Мой труд закончен, можно спать.

Прелестный слог - ну чем не Пушкин!

Ну, точно, Пушкин, вашу мать!!!

 

Заграница

Грэй Британи

Быть может, на Туманном Альбионе

Идут дожди и пасмурно всегда,

И солнце в золотой своей короне

Заглядывает редко в города.

Но англичан не жаль мне абсолютно,

Они привыкли в тесных берегах,

Что капает им сверху поминутно...

Они родятся с зонтиком в руках.

Не зря туда бегут, презрев пенаты,

Все, кто нарушил правила игры -

Воры и отставные депутаты,

Чтоб переждать проблему до поры.

Их там ласкает теплота Гольфстрима,

И дождь уютно сеется окрест,

Там хорошо без русского экстрима

И там еще вполне хватает мест.

А я в метро свой старый зонт посеял,

Любимый зонт, что был со мной всегда...

Ноябрьский дождь опять тоску навеял,

Вокруг Россия, ветер и вода.

Я весь промок, как памперс у младенца,

Весь пропитался влагою с небес.

В мечтах одно: сухое полотенце

И теплый подъезжающий экспресс.

Увяз я в осени, как муха в паутине,

Волна из лужи залила туфлю.

Пойду в каком-нибудь прибрежном магазине

От непогоды новый зонт куплю.

О королева, Вам поклон мой низкий,

Британию как родину люблю.

Мой зонтик не китайский, а английский,

И я его за качество хвалю.

Теперь готовый к светлым переменам,

При помощи английского зонта

Я стану ненадолго джентльменом,

Гуляющим вдоль Темзы у моста!

 

Римские каникулы

Лишний раз я Ему не молился,

Но считаю, что есть в мире Бог.

Так случилось, что я приземлился

На чудесный старинный сапог.

Города, как жемчужины в бусах,

Украшают истории нить,

И бессмысленны споры о вкусах:

Все прекрасно, о чем говорить!

Красоту этой россыпи храмов

Не волнует во все времена

Громкий смех туристических хамов,

Поутру перебравших вина.

Ах, Италия, ты бесконечна!

Вся страна как огромный музей!

Любоваться тобой можно вечно,

Пока будет стоять Колизей!

Древний Рим, переживший упадок,

Ставший притчей народной молвы!

Воздух твой так насыщен и сладок

Для туриста с угрюмой Москвы!

Ароматы пиццерий, тратторий

Игнорировать я не могу.

Кухню разных твоих территорий

Я вкушаю, увы, на бегу.

Мастера галереи Уффици

Гениальны и всем хороши.

Вы, в отличие от вкуса пиццы,

Наполняете фибры души.

Рим, Флоренция, Пиза, Сиена

Я не в силах сдержать свое «ах»!

Ты, Италия, вечная сцена,

Но спектакль я смотрю впопыхах.

Ах, Венеция, призраки дожей,

Их великий волшебный дворец...

Гранд-канал, ни на что не похожий,

Парк гондол для влюбленных сердец...

К сожалению, только неделя

На каналы, руины Помпей...

И несусь я со скоростью селя,

Поглотить все стараясь скорей.

Сан-Марино улыбка свободы -

Промелькнуло, как кадры в кино...

Твои горные гордые своды -

И вино, ну конечно, вино!

Вот и все: самолет, трап, сиденье,

Три часа, и закончится сон.

Буду дома уже в воскресенье!

Даже слышу таксиста клаксон...

В голове замелькали, как птицы,

Легионы базилик, дворцов...

Моя память листает страницы

Про героев, сатрапов, творцов...

Не кидал я монетки в фонтаны,

Улетаю в холодную Русь.

Есть на свете диковинней страны,

Но в Италию все же вернусь.

Вот уже подвергаемся риску...

Толстый лайнер полез в высоту.

Помолюсь я святому Франциску,

Чтоб не сдохнуть с конфеткой во рту.

 

            ***

Электронный рай

А помните, раньше мы слали привет,

Диктуя в окно телеграммы,

А после в письме ожидали ответ

Спокойно, без нервов и драмы?

Крутили прозрачный дырявчатый диск,

Гудкам телефонным внимали,

А если в эфире услышали писк,

Рукой на рычаг нажимали.

Ходили мы в гости друг к другу пешком,

По делу и к рюмочке чая,

Не часто своим телефонным звонком

Нежданный визит отмечая.

И не было кодов, железных дверей,

На лестничных клетках решеток,

Консьержек - сидящих в тепле батарей

Сухих подозрительных теток.

За горло еще не держал Интернет,

О «Яндексе» мы не слыхали,

И с другом армейским, спустя много лет

По «Скайпу» еще не бухали.

Как быстро смогла электронная нить

Опутать и сердце и разум.

Наборами гаджетов душу пленить,

Диодным прищурившись глазом!

Теперь в глубине социальных сетей

Читаем строку сообщений,

Копаемся в куче тупых новостей

В плену виртуальных общений.

Планшеты, айфоны, мобильная связь...

Всегда и везде в паутине.

Уже не сорваться с крючка, как карась,

Вовеки, и присно, и ныне...

Уже не вернуть те простые года,

Где не было чатов и спама.

Но все-таки хочется мне иногда

Чтоб глюкнула эта программа.

От бабушки вдруг получить письмецо,

Почувствовать стиль разговора

И в мыслях представить родное лицо,

Не глядя в квадрат монитора.

...Простите, звонок. Разгорается день.

Ну, кто там меня беспокоит?

Из узких штанин достаю свою хрень

На хитрой платформе «Андроид».


«Николай II. Семья и престол»
«Предивное художество»
«Шедевры церковного искусства Болгарии»
«Перу Хаус» продемонстрирует лучшее из Перу во время ЧМ-2018 в Москве
Импрессионизм в авангарде
К 200-летию Института востоковедения Российской академии наук
80-летний юбилей Людмилы Петрушевской
«Наследие Великой степи: шедевры ювелирного искусства»