Искать!
40 ММКФ
VIII Чеховский фестиваль
Музыка
Фестивали
Статьи и рецензии
Литературная гостиная
Театры и выставки
Новости культуры
Общество
Контакты
Портал работает под управлением vPortal CMS 2.0

 
 
Добро пожаловать! [ регистрация ]
 
 

Анатолий Коробов

Анатолий Коробов родился в 1939 г. в подмосковном городе Воскресенске. Первое стихотворение написал в 12 лет. В 16 лет отправил свои опусы в воскресенскую городскую и районную газету «Коммунист», где их, к удивлению подростка, опубликовали.

Неоднократно, в составе литературных групп Союза Писателей СССР, читал стихи на праздниках «День поэзии», по Всесоюзному радио и Центральному телевидению. Стихотворение «Утро» было опубликовано в сборнике «День поэзии» 1963 года. Некоторые стихи были опубликованы в газете «Гудок», в коллективном сборнике издательства «Профиздат».

В 1967 году, после поступления на работу в ИФВД г. Троицка, Коробов поступил на заочное отделение Литературного института им. Горького по специальности «поэзия». Отдельные произведения и подборки стихов были опубликованы в городских газетах города Троицка, в литературном сборнике «ЛиТр» («Литературный Троицк»). Настоящая подборка содержит стихи разных лет.

Высота

«Вира!» -

Подали знак

Сигнальщики.

И ожил

Рукотворный лес.

Сыпанули

Электросварщики

Звезды,

Сорванные с небес.

Скрежет стали

Повсюду слышится.

Тяжело бульдозерам

Дышится.

Высота,

Как издавна водится

Синью сказочной

Небосводится.

Верховые ветры

Напористы,

Как безудержная

Мечта.

У ребят ладони,

Мозолисты

Нелегко далась

Высота.

Только мы,

Для того и созданы,

Чтобы с боем

Вершины брать.

Призывали нас

Дали звездные

Высоту,

Высоту штурмовать.

Целый цех

В поднебесье вынесли.

Одолели,

Превозмогли...

До чего ж мы,

Ребята, выросли,

Если взять

Высоту смогли.

Но сердца у парней

Бедовые

Так и рвутся

В высоты новые.

И в глазах

У ребят всегда

Плещет синяя

Высота!

1960

Н. Казейкину

Пропадай,

Мое равновесие.

Уходи земля

Из-под ног.

Как блуждающее

Созвездие -

Опрокинулся потолок.

И грохочущая,

Как трактор

Надвигается тишина:

Друг мой, Колька

Живой реактор,

В Кольке

Ядерная война.

Вижу,

Мчится неукротимо,

В синих жилах

Поток огня.

Наступает неотвратимое,

И пугающее меня.

Помнишь, Колька,

Как было горько?

Небо в черных,

Косых крестах?

Помнишь, Колька,

Как ведьма с горки

Смерть свистела

От их хвоста?

Смерть имела

Размер и форму,

Ощутимые

До конца.

Разметала она пехоту

И остался ты

Без отца.

А вот тут -

Вошла невидимкой,

И работает втихаря.

То ли облако,

То ли дымка,

То ли огненная

Заря.

Опрокинуты

Все границы,

Все привычки

Теперь стары.

Пролетают в тебе

Жар-птицей

Расколовшиеся миры.

Наплывает

Невыносимо

Леденящая пустота.

Как зловещая Хиросима,

Безголосо,

С куска холста.

Будут слезные

Некрологи,

Будут правильные

Слова.

Но пойдет

По твоей дороге -

Бесшабашная голова.

Слышишь, Колька,

Совсем недаром

Да, недаром

Шумят леса...

Над землей,

Голубым радаром

Опрокинулись Небеса.

1964

* * *

Благоразумью вопреки,

Страдая от бессонницы,

Не протяну тебе руки

Уж ссориться,

Так ссориться.

Ожесточение храня,

Смиряя боль нарыва

Отяжелею, как броня,

В предчувствии разрыва.

И проклиная, и любя

Уйду в леса осенние.

Мне нет удачи без тебя

Нет без тебя спасения.

Пускай свирепствуют дожди,

Над рощами трассируя

Не вспоминай меня,

Не жди,

Забудь, моя красивая.

За суетой, за чередой,

За ливнем лет летящих

Сгорю неведомой звездой,

Среди дорог пылящих.

1967

***

Не исповедуйте меня -

Пустое все,

Мираж и грезы...

Коммуникабельность кляня

Уйду в леса,

Уйду в березы.

Вдали от радиовралей,

Газетного чертополоха

Я буду чище и смелей

Воспринимать тебя,

Эпоха.

И перед временем в долгу,

Я изведу себя до точки

Но, не посмею,

Не смогу,

Не напишу

Фальшивой строчки.

1978

***

Мне соловьем свистать,

Иволгой рассыпаться

Синяя благодать

Будет во мне смеяться.

Мне превратиться в гром,

И разбежавшись с кручи

Грянуть с небес ядром,

Дробью дождя из тучи.

Или крутой волной

Гнать корабли гурьбою

Милая, я шальной,

Я опьянен тобою.

Милая, всюду ты

Радость моя и песня.

Радугой с высоты,

Птицей из поднебесья.

Здесь, у пруда в саду,

В нашей беседке вечной,

Снова тебя я жду,

Ласковый и сердечный.

Прошелестит ветла,

Вспыхнут цветы мгновенно

Радость моя светла,

Счастье мое безмерно.

Буйствуй, зеленый май,

Смейся голубизною.

Милая, обнимай

Мальчика с сединою.

1982

Дети пламени

После стольких лет тишины,

Не смолкает эхо войны.

Несмотря на дожди и замети

Нет конца этой горькой памяти.

В землю черную, в невозврат

Распластавшись, упал солдат.

Но, упрямый и молодой

Он взошел фанерной звездой.

Не гранитный встал пьедестал

В небесах звездой заблистал.

Не нашлось у врага свинца,

И железа против бойца.

Обездоленная братва,

Как мы только такое вынесли?

Как иссушенная ботва

На земле обожженной выросли?!

Все смотрю и смотрю назад

Снова слышу гром канонад.

Слышу отзвуки злой беды

В тихом шелесте лебеды.

Снова вижу мессера крен,

Сквозь кинжальный надрыв сирен.

Наяву, не в немом кино

Перечеркнутое окно.

Грохот пушек не грохот гроз.

Не забыть материнских слез.

Но сквозь толщу кровавых лет

Просочился победный свет.

Как мы жаждали той весны

Дети пламени и войны.

И пророс он, как небо крут,

Над притихшей страной салют!

И летели во все концы

Залпов звонкие бубенцы.

1985

***

В этом аду стриптизном,

В грохоте скоростей

Стало анахронизмом,

Время былых страстей.

Сумеречны и мглисты,

С вечера до утра

Буйствуют металлисты,

Панки и любера.

Будто из преисподней,

Смазаны, словно сны

Воют сыны господни,

С телеэстрад страны,

Сталью цепей бряцая,

Вьются среди огня.

Вещее отрицая,

Будущее кляня.

Попы, белей бумаги,

Светятся сквозь штаны.

Женщины их,

Как шпаги,

К бою обнажены.

Неразбериха танца,

Юной души угар

Времени и пространства,

Гулко горящий шар.

Мир

Сатанеет сдуру,

А на краю небес

Золотом по пурпуру:

«Слава КПСС!»

1989

НЛО

Когда залетный НЛО

Решил в России приземлиться

Все вологодское село

Пришло на чудо подивиться.

На перекрестке трех дорог,

На фоне фермы несуразной,

Стоял он, словно таганок,

Посудиной сферообразной.

Над пылью придорожных трав

Надуманный, ненастоящий

Висел, почти воздушный, трап,

Своей хрустальностью звенящий.

В пирамидальном колпаке,

Молясь неведомому богу

Стоял пришелец...

И в тоске

Смотрел на пыльную дорогу.

Там ширился, клубился рык

Могучего аборигена.

А, попросту, колхозный бык

Взъярился необыкновенно.

Кроваво выкатив глаза,

Рога нацеливши штыками,

Он на тарелку, как гроза,

Шел, - то аллюром, то прыжками.

Пришелец молча телепал,

Стремясь лишить быка задора.

Но тот его воспринимал

Не больше, чем тореадора.

От гибели на волоске,

Гость грянул лазерною пушкой

И бык, скопытившись, в песке

Застыл зажаренною тушкой.

Пришелец, молнии резвей,

Скользнул в посудину по трапу,

Корабль осклабился, как змей,

Сверкнул огнем

И задал драпу.

Пока он набирал разгон

Погибшего освежевали.

Силантий вынес самогон,

И всем селом бычка умяли.

И, говорят, гульнув зело,

И разогретые поддачей

Гадали: «Был ли НЛО..?

А может это бред собачий?..»

1990

***

Медленно, пугливо, неохотно

День уже склоняется к нулю.

Вот, идет, светла и беззаботна,

Девушка, которую люблю.

Без которой сохну от тоски я,

Скорбный, словно рыцари в кино.

Льются ее речи колдовские

Красные, как терпкое вино.

Губы ее сочные гранаты.

Тайные, как заросли, глаза

И пылают, золотом объяты,

В предзакатном зареве леса.

Годы пробегают стороною.

Жизни подвигаются к нулю,

Вот она стоит передо мною

Женщина, которую люблю.

1991

Марине Цветаевой

Брови - крыльями,

Нос орлиный.

Изумрудно-зеленый взгляд...

Изменяю тебе с Мариной,

С поэтессою, говорят.

Околдован

Ее речами,

Статью огненной,

Неземной -

Я брожу по Москве ночами,

Будто пьяный

Или больной.

И гуляем мы

По Вселенной,

И ведут нас,

То в Рай, то в Ад -

Переулок Кривоколенный,

Кривокаменный,

И Арбат.

Все мне дорого в ней,

И мило

Детский плач,

И веселый смех:

Все, что горько

Она любила,

И скорбя,

Донесла до всех.

Спит Москва,

Запрокинув крыши,

И мерцают

Во тьме густой

Зори Праги,

Огни Парижа,

Свет

Отечества Золотой.

...

К горизонту

Крадется просинь

Будто ангел

Вершит полет...

Бронзовеет

Чеканный профиль,

Каменеет

Упрямый рот.

1991

Хорошо!

Хорошо зимой у печки,

У живого огонька

Возносить слова, как свечки,

Философствуя слегка.

Хорошо в разгаре лета,

У воды среди хвоща

Встать, в предчувствии рассвета,

В ощущении леща.

Хорошо умчаться в дали

От привычек и забот.

И крутить, крутить педали

Выжимать хандру и пот.

Хорошо в субботней баньке,

После жаркого полка -

В полудреме слушать байки,

Верить выдумкам дружка.

Хорошо с друзьями вместе,

Отменив труды и пост,

От души, но не без лести

Возглашать за тостом тост.

Не объять и не измерить

Все, чем дышим и живем.

Хорошо любить и верить,

Знать, что завтра не умрем.

2004


«Шедевры церковного искусства Болгарии»
«Перу Хаус» продемонстрирует лучшее из Перу во время ЧМ-2018 в Москве
Импрессионизм в авангарде
К 200-летию Института востоковедения Российской академии наук
80-летний юбилей Людмилы Петрушевской
«Наследие Великой степи: шедевры ювелирного искусства»
«Эпоха Рембрандта и Вермеера. Шедевры лейденской коллекции».
Цифровые технологии - главный фокус METRO EXPO 2018