Искать!
ММКФ
Мультимедиа Арт Музей
Музыка
Фестивали
Статьи и рецензии
Литературная гостиная
Театры и выставки
Новости культуры
Общество
Контакты
Портал работает под управлением vPortal CMS 2.0

 
 
Добро пожаловать! [ регистрация ]
 
 

Зоология

Спецприз жюри фестиваля в Карловых Варах получил фильм Ивана И. Твердовского «Зоология». Месяцем раньше киноведы и кинокритики наградили картину свои призом «Слон» на 27 «Кинотавре», признав ее самой актуальной.

Героиня «Зологии», сотрудница зоопарка Наташа Медведева живет на белом свете с рудиментом в виде хвоста, что, конечно же, доставляет ей массу неудобств. В человеческом зоопарке для нее не находится элементарого сочувствия, деликатности и понимания того, что «все мы люди, все мы человеки» в подлунном мире.
- Иван, что в большей степени повлияло на замысел вашей картины знаменитый гоголевский «Нос» или разговоры в современном обществе о людях «с особенностями»?
- Помнится, началось все с беседы с продюсером Натальей Мокрицкой и редактором Ириной Любарской о невероятной агрессии людей по отношению к тем, кто чем-то выделяется из массы. И я сразу сказал, что про это надо делать кино, потому что эти люди попадают в жуткие ограничения, которые регламентируют их жизнь. Стали думать, через что это можно передать, и возникла идея хвоста, потому что мой референс был «Нос» Николая Васильевича Гоголя. А Ирина Любарская вспомнила о мультфильме «Почему банан огрызается» - про парня, у которого вырос хвост, я же, погуглив интернет, посмотрел норвежский фильм «Хвост» - про женщину, с которой случилось то же самое. Эта смешная поначалу история заканчивалась настоящим хоррор-муви, где погибали все. Собственно, отсюда все и пошло, и мы стали искать сценариста. Приходили разные авторы, которым нравилась идея, но базового понимания не нашли ни с кем. Один говорил -  «а давайте, это будет не женщина, а мужчина», другой «не взрослая женщина, а подросток», в то время, как я был уверен, что эту историю нужно снимать с актрисой  Натальей Павленковой.
- И все же знак чего в вашем фильме хвост?
- Это метафора, потому что «хвост» есть у каждого из нас, все мы чем-то особенны, и каждый чем-то выделяется из остальных. Но сегодня мы почему-то все больше прячем свои «хвосты» и хотим выглядеть, как все. Мы покупаем одежду в одних и тех же магазинах, в метро ездим в черном или, в лучшем случае, в сером, какая-либо инаковость сегодня совсем не в тренде. В этом смысле можно рассматривать и людей с особенностями, и тут есть перекличка с моим предыдущим фильмом «Класс коррекции». Посмотрите, почти каждый день мы становимся свидетелями неконтролируемой агрессии в обществе, стравливания людей между собой. Взять тот же случай с приездом Алексея Навального в Анапу, где на него и сопровождавших его людей напали казаки-активисты, услышавшие по Первому каналу, что это «пятая колонна». Или столкновение болельщиков на футболе, в этом неприятии соперников есть некое зоологическое проявление. Наша героиня работает в зоопарке, потому что именно там, в моем представлении, в большинстве работают женщины, в то время, как в поликлинике мужчины.
- В своем фильме вы выносите жесткий приговор обществу.
- Когда мы рождаемся, нам говорят, что человек - высшее существо, создан по образу и подобию Бога, и мы, действительно, можем жить полноценно и ярко, но много ли делаем для этого? На самом деле, это большая проблема, мы не хотим доказать даже самим себе, что мы люди, и ничего для этого не делаем. Не секрет, что в человеке присутствует и другая ипостась, в нем много чего от животной природы, и здесь, мне кажется, вступают в свои права законы зоологии: для того, чтобы выжить в этом мире, нам нужно идти от своих инстинктов. Только прислушиваясь к ним, мы сможем существовать и в стае. 
- Известно, что людей часто сравнивают с животными трудолюбивого человека с муравьем или пчелкой, лентяя с трутнем или паразитом, в сетях даже игры заводят на эту тему на какое животное ты похож, а вы в своем окружении кого порой видите?
- Обычно медведей и лис. Спорим, бывает, с друзьями: «Ты похож на медведя». «Нет, я волк». «Никакой ты не волк, ты медведь». К общему знаменателю редко приходим.
- Что интересно, в русских сказках медведь трансформировался почему-то в добродушное животное, в то время, как зоологи утверждают, что это один из самых страшных зверей очень быстро бегает и мгновенно рвет жертву на части.
- Это правда, мне довелось участвовать в киноэкспедиции на Шпицбергене, в Норвегии, где мой отец снимал фильм «Грумант. Остров Коммунизма». Это на Северном полюсе, в крайней точке, где вообще живут люди. Мы снимали белых медведей в дикой среде, и когда ты находился с ними в контакте в такой прямой опасности, понимая, что животное в любой момент может напасть, и от тебя ничего не останется, это было действительно страшно.
- Что питало ваше воображение на стадии подготовки к фильму?
- Писать сценарий часто ходил в Московский зоопарк, недалеко от которого живу. Весной и летом там было приятно встречаться со съемочной группой. Вообще-то в зоопарке всегда много народу, но в новой части его, где вольеры зебры и жирафа, довольно спокойно. Там можно посидеть с компьютером на газоне и поработать. Вот мы и сидели, обсуждали разные сцены. И, конечно, там мне пришло на ум, что дамы, работающие в зоопарке, должны были принимать на себя вид животных: директор - жаба, Наташа серая мышь и т.д., внешняя среда того требовала.Но больше всего мы работали с Натальей Павленковой, обсуждали жизненные примеры и референсы, она рассказывала истории из своей жизни, и все это мы нанизывали на биографию ее героини. Я давал актрисе читать новые варианты сценария, и так мы работали над «Зоологией».
- Ваш фильм заканчивается весьма драматично, почему вы не оставляете своей героине иного исхода?
- Наверное, потому, что я не оставляю его себе: ведь Наташа Медведева, которая  ходит по миру и попадает в разные ситуации, это я. Если бы я в своей жизни вел себя по-другому, возможно, и финал фильма был бы другим, но здесь я позитива не видел. Потому что как только ты начинаешь чем-то отличаться от остальных, исчезает любовь других людей к тебе. Возникает зависть. И связана она в первую очередь с твоей способностью идти дальше, оголять «свои хвосты». Многие не могут на это решиться. Вообще мне нравится, что коллеги спрашивают для чего и зачем мы начали снимать это кино? Неужели не хотелось снять просто «веселую» историю? Нет, не хотелось.
- Интересно узнать, а попадают ли в число прототипов вашей героини  люди, оказавшиеся в инвалидном кресле в результате аварии?
- Конечно, да. Когда делал «Класс коррекции», я много общался с ребятами, которые, в силу трагических обстоятельств или природной данности, столкнулись с такой жизненной ситуацией. Помню историю одного парня, от которой у меня мурашки бежали по коже от того, как неординарный человек привыкал к новой жизни, как ему казалось, без перспектив, как наблюдал за тем, что уходили друзья, как сосредотачивался на одной мысли выжить. На меня это сильно повлияло, помню, что стал более внимательно относиться к своим близким.
- Как вы подбирали музыку к этому фильму?
- Мы выбрали пять пьес из «Детского альбома» Чайковского, музыка которого отличается, с одной стороны, гармоничной простотой, а с другой, внутренней драматургией, которая ложилась на нашу историю. Например, пьесы «Болезнь куклы» и «Похороны куклы» мы использовали в символической сцене похорон кота, и вообще Чайковским там много чего продиктовано для нашего фильма. Я даже на площадке слушал его музыку, мне это помогало попасть в нужную интонацию, которую сразу улавливали актеры, слышала группа, и мы все вместе работали в одном направлении. Особенно нам помог в правильном исполнении молодой перкусионист Алексей Киселев. Он так же, как и мы, был заражен Чайковским.
- Ваня, у вас есть домашние животные?
- Был кот, который недавно умер, и я очень страдаю по этому поводу. Временами хочется завести новое животное, но пока не решаюсь.
- Если бы вас спросили, на какое животное похожи вы, что бы ответили?
- Думаю, я морской котик, я люблю Север.
- То, что вы стали режиссером, было предопределено с младых ногтей?
- Нет, никто не старался убедить меня, что мне надо заниматься режиссурой, но с подросткового возраста я стал всерьез задумываться об этом сам. Причем, именно о документалистике, чем занимается мой отец. Я ездил с ним и его друзьями на съемки, много чего видел, меня привлекал сам принцип работы в документальном кино. И до двух своих игровых картин я успел снять 9 документальных работ, многие из которых получили признание на крупнейших мировых фестивалях. Поэтому документальное кино мне все же ближе. Я четыре года работаю над новым документальным фильмом «На дорогах будет туман» - про дорожную полицию, ГИБДД, про людей, попадающих в трагические обстоятельства. Одним, словом, «про дороги и дураков», и вновь у моего замысла есть связь с именем Николая Васильевича Гоголя.
- Ваш дебют в полном метре «Класс коррекции» имел сногсшибательный успех, вас это не зазвездило?
-  У меня иммунитет, я окончил ВГИК, мастерскую Алексея Учителя, и случилось так, что с самых первых фильмов стал получать награды на фестивалях. Потом снял документальные картины «Собачий кайф» и «Пианизм», которые тоже получили много призов, так что к «Классу коррекции» подошел с хорошей броней.Звездной болезнью нужно как можно раньше переболеть, и тогда все будет нормально.

                                                                                                                    

                                                                                                            Нина Катаева

                                                                                                              фото автора


«Про деньги»
Черешневый лес: "Эффект Пигмалиона", "Чайка", "Роден"
"Первый русский арт-директор"
До лучших времен»: сеть Каро закрыла пятую часть своих кинозалов
Якутия представила проект развития российской сети кинопроката
Край
«Россия в ее иконе. Неизвестные произведения XV – начала XX века из собрания Игоря Сысолятина»,
«Свет цвета Нателла Тоидзе»